В Украине ликвидировали должность Правительственного Уполномоченного по вопросам этнонациональной политики

На этой неделе постановлением Кабинета Министров Украины от 15 апреля 2015 № 213 было утверждено новую структуру Секретариата Кабинета Министров Украины, в соответствии с которой ликвидирована должность Правительственного уполномоченного по вопросам этнонациональной политики

Напомним, что 4 июня 2014 г на заседании Правительства было принято Постановление о создании Совета межнационального согласия при Кабинете Министров Украины и Постановление Кабинета Министров Украины от 4 июня 2014 № 164 введена должность Правительственного уполномоченного по вопросам этнонациональной политики.

Должность Правительственного уполномоченного по вопросам этнонациональной политики приравнивалась по статусу к должности заместителя министра и была отнесена к первой категории должностей государственных служащих.

В его полномочия входили координирование этнополитики, культурологических, языковых, образовательных и других вопросов на государственном уровне, их курирование в европейском и мировом сообществе и координация действий с Министерством культуры и другими причастными центральными органами исполнительной власти.

Первым и единственным Правительственным уполномоченным по вопросам этнонациональной политики стал Геннадий Друзенко.

Правительственный уполномоченный начал свой первый рабочий день вступления в должность со знакомства с целевой аудиторией, которое прошло во время проведения второго Всеукраинского Форума национальных меньшинств «Мы-единый народ».

На втором заседании Совета межнационального согласия при Кабинете Министров Украины, которое проходило 5 марта 2015 года, Геннадий Друзенко выступил с инициативой расширения полномочий должности Правительственного уполномоченного по вопросам этнополитики или ее упразднения.

Вот как прокомментировал новость о ликвидации должности сам Геннадий Друзенко, на своей страничке в Facebook:

«Я тричі пропонував керівництву уряду трансформувати мою посаду у політичну, наділивши її реальними повноваженнями, або ліквідувати її. Ба більше, я весь час наголошував на потребі перенести акцент із захисту прав нацменшин на національну консолідацію та творення української політичної нації.

Останнім часом я все більше нудився посадою без можливості якось системно впливати на формування та реалізацію етнополітики.

Отже, я думаю, уряд ухвалив абсолютне правильне рішення, ліквідувавши ще одне п’яте колесо у державному механізмі — посаду, що створювала у етнонаціональних спільнот легітимні очікування, які не можна було реалізувати без належного інструментарію, якого в мене не було.

Але це рішення було ухвалено в найгірших традиціях постсовка: без дискусії та публічного обговорення, поставивши мене перед доконаним фактом, коли я перебуваю у відпусці»