В консульстве РФ в Симферополе торгуют гражданством

По традиции, публикуем материал без купюр и сокращений.

Как я стала гражданкой РФ Я пишу, и меня мучает чувство жгучей обиды. Обиды на то, что в течение последних несколько лет государственная машина заставляет меня чувствовать себя отбросом, которому место в канализации. Не только на Украине. В России – тоже. Пусть это смахивает на истерику, думаю, сотни и даже тысячи таких, как я, чувствуют и ощущают себя точно так же.

История моя простая. Я родилась в Советском Союзе и успела в нем пожить. Это, наверное, моя главная беда. Родители тоже в нем родились, выросли, работали, состарились, тут же родили дочь, но им никто в СССР не ставил в вину, что они – русские, живущие на Украине. Тем более, что Крым всегда считался русским, кто и как бы его не делил. Моя мечта – изучать русский язык и посвятить жизнь любимому предмету – воспринималась как нормальное явление. Словом, как говорится, ничто не предвещало беды. Однако, родители умерли, а я со своей мечтой и знанием русского языка осталась, чтобы на собственном горьком опыте убедиться, что Украине филологи со знанием русского языка нужны, как собаке пятая нога. Особенно женщины, которым за тридцать.

Торговать я никогда не умела и не научилась. Школа всегда внушала мне искреннее отвращение к этому. Полы мыть тоже не пошла: не для того я пять лет до полуночи начитывалась классиками русской литературы и зубрила наизусть «Человек – это звучит гордо». Кто-то, конечно, посмеется над моими запросами. Но что поделать, если я так устроена?

Выход я нашла. Правда, не в Крыму, а в Москве. Не буду говорить, чего мне стоило найти там работу, но я ее нашла. Подрабатывала наборщиком, корректором, литературным «негром», и поняла: это мой город, мне здесь нравится, я не хочу возвращаться в нищую Украину, где нет никаких перспектив. Хорошо было все, кроме одного: будучи выходцем из Украины, я ощущала себя бесправным, ничтожным существом, точку в судьбе которого может поставить любой проходящий мимо полицейский. Разумеется, документально меня нигде не оформляли. Зачем предприятию проблемы с наймом на работу иностранки, за которую нужно хлопотать в различных инстанциях и платить дополнительные налоги?

Стоило мне заикнуться о временной прописке, как меня подняли на смех и однозначно дали понять, что это чудо похлеще копперфильдовского прохода через стену. Поэтому каждые три месяца мне приходилось выезжать на Украину, затем возвращаться обратно и в трехдневный срок оформлять очередную регистрацию – удовольствие изматывающее и совсем не дешевое. Без нее – депортация и штамп в паспорте с запретом въезда на территорию РФ сроком на пять лет. Попросту говоря – прощай работа! Ко всему этому попробуй найди москвича, который согласится зарегистрировать тебя на жилплощади, пусть даже сдающейся в наем, пусть даже за деньги!

«Детка, — сжалившись, как-то сказал мне один из работодателей после того, как я вычитала для него шестисотстраничную рукопись почти бесплатно, — так ты ничего не добьешься. Вот если бы ты смогла стать гражданкой России – дело другое».

Идея прочно засела у меня в голове. Российское гражданство, действительно, очень многое решало. Работа есть. С жилплощадью я устраивалась раньше, устроюсь и теперь. Отпадут расходы на бесконечные въезды-выезды, регистрации и тому подобное. Решение показалось мне светом в конце тоннеля, и, взвесив все «за» и «против», я совершенно не нашла аргументов «против».

Во время очередного возвращения на Украину первым делом побежала в российское консульство в Симферополе. И вот тут свет в конце тоннеля резко потускнел. После этого визита я выскочила из консульства в слезах, в очередной раз почувствовав себя человеком последнего сорта. Сотрудники консульства вели себя так, как будто к ним случайно забрела беспородная бродячая шавка, от которой нужно поскорее отделаться, пока она не напускала вокруг себя блох.

«Родители, супруг – россияне? Есть родственники в России? Закончили российский вуз? Бизнес? Особые заслуги? Беженка? Нет? Так зачем, женщина, вы сюда пришли? — откровенно спросили меня на приеме. – Подумаешь, хотите работать в России. Много вас тут таких». Все попытки объяснить, чего я хочу, наталкивались не просто на формализм, а на ледяную стену. Меня никто не слушал. «Забудьте, — сказали мне, — российское гражданство вам не светит». Моя попытка пробиться на прием к генконсулу закончилась ничем, вернее, моей истерикой.

Разумеется, меня никто не принял. Как мне объяснили: генконсул – не волшебник, и редко встречается с простыми смертными. Я проревела полдня. Тогда-то мне впервые захотелось поделиться своим разочарованием хоть с кем-нибудь, а еще лучше – со всеми. Интернет в этом случае – идеальный собеседник. Не думала, что мне кто-нибудь ответит. Но чудеса все-таки случаются. На одном из форумов, посвященных похожим проблемам на мой крик души неожиданно откликнулся некто Геша. В ходе переписки выяснилось, что он тоже из Крыма, сейчас работает в Москве и давно получил российское гражданство, воспользовавшись определенными «тонкостями законодательства». «Научите», — попросила я. Геша предупредил, что наука и сам процесс будут дорого стоить. Я согласилась, и Геша стал пошагово снабжать меня инструкциями.

«Напротив консульства стоит неприметное двухэтажное здание. В нем есть кабинетик, где якобы печатают разную документацию и занимаются другой ерундой, — учил меня виртуальный наставник. – Там надо найти некую Марину. Расскажешь ей о своих проблемах – она поможет. У нее в Генконсульстве все схвачено до самого верха». Чтобы я не волновалась, Геша даже показал фотокопии документов, полученные при помощи Марины, на основании которых ему и дали российское гражданство. Утопающий хватается за соломинку. И я, как утопающий, решилась последовать его совету. Марина реально существовала и встретила меня намного приветливее сотрудников консульства.

«Да, — сказала она, выслушав мою сбивчивую историю, — чтобы вам ни говорили, все возможно исправить. Необходимо собрать ряд справок и свидетельств, заполнить бланки анкет. Данные отправят в Москву для изготовления необходимых документов, в частности, диплома какого-нибудь российского вуза. Изготовленные документы станут основанием для оформления российского гражданства. Оформить гражданство можно будет здесь, в Симферополе, без всяких проблем. Данные услуги стоят пять тысяч долларов, предоплата – половина суммы». Со слов Марины, около 1,5 тысячи долларов уйдет на оформление необходимых документов непосредственно в Москве, ей за посреднические услуги — всего 500 долларов, остальные деньги «пойдут на самый верх Генконсульства».

«Вы же умная женщина, должны понимать, кому именно, — добавила Марина, — без его ведома тут ничего не делается». «Наверное, так и есть», — подумала я и пошла искать деньги. На предоплату ушли все мои сбережения. Долго думала, где достать остальные. Отнесла в скупку золото, но дали немного. Давясь слезами, выбрала из святая святых – родительской библиотеки – на продажу несколько фолиантов. При этом чувствовала, что продаю в рабство, по меньшей мере, собственных детей. Недостающую сумму одолжила у знакомых, честно предупредив, чтобы на скорое возвращение не рассчитывали.

Собрав нужную сумму и передав их Марине, в тот же день, ради интереса, заглянула в Интернет и снова чуть не впала в истерику – на сайтах висели объявления об изготовлении фальшивых дипломов российских вузов. Сколько хочешь. Цена – не больше 600 баксов. «Дура – дурой!» – изводила я себя. Но не пойдешь же к Марине обратно и не заявишь, что тебя обсчитали!

Спустя месяц, когда я уже находилась на грани легкого помешательства, позвонила Марина и сказала, что все готово, и можно приходить. При встрече я отдала ей вторую половину денег, а она вручила мне конверт с документами и направила в консульство к некой Инне, указав, когда и куда именно мне нужно сдать свой «джентльменский набор». С виду диплом очень был похож на настоящий. Из филолога я переквалифицировалась в экономиста-менеджера, выпускницу факультета «Экономика и управление на предприятии» Московского государственного университета экономики, статистики и информатики 2010 года. Правда, в приложении к диплому указывалось, что аттестат о среднем образовании я получила аж в 23 года. Не иначе, как престарелая умственно-отсталая. С этим не поспоришь.

Всезнающий Интернет услужливо подсказал, что такой специальности в указанном вузе нет. Само название было написано с ошибками, подписи были корявенькими, а регистрационный номер диплома и вовсе указывал на то, что хитрое заведение выпускает не менее двадцати тысяч студентов в год! И впрямь – умственно-отсталая. Заплатила же деньги за такую откровенную липу! В панике позвонила Марине. «Все будет хорошо, — успокоила она. – За пять лет у нас не было ни одной претензии. Да и стала бы я рисковать, если бы заранее не знала, что первое лицо Генконсульства обязательно завизирует пакет документов? Фирма, как говорится, веников не вяжет. Все в курсе дела. Главное – в нужный день подойти к нужному окошку, то есть к Инне».

Довод о том, что все в курсе дела, меня немного успокоил. «Будь, что будет», — решила я и в оговоренный день пошла туда, куда меня отправили. Инна оказалась такой же любезной и милой девушкой, как и Марина. Я, дрожа и краснея от стыда, протянула ей пачку бумаг с фальшивым дипломом. Она приняла ее как должное: ничего не спросила, несоответствий «не заметила». Сказала ждать извещения. Означает ли это, что и «те, кто наверху», тоже ничего не заметят?

Не буду описывать, сколько всего я передумала за те шесть месяцев, пока готовились документы. Постоянно жила в ожидании, что вот-вот появится милиция и заберет меня за подделку документов. Исходила от злобы, тревоги, отчаяния. Когда уже совсем решила, что меня просто «развели», пришло официальное уведомление из генконсульства, чтобы я забрала свой паспорт гражданки РФ.

И вот я – россиянка. С одной стороны, я очень рада: уеду и не вернусь в этот перевернутый вверх дном мир. С другой, мне очень горько и обидно за себя, и за других, таких же, как я. Получается: то, что официально нельзя получить в инстанции ни под каким видом и предлогом, за деньги оформляется свободно. Без денег тебя не пустят на прием, а за деньги завизируют откровенную липу. Без денег ты – помеха, за деньги – гражданка Российской Федерации. И если я смогла купить себе новую родину, напрашивается вывод, что гражданство – это такой же товар, как и все остальное, и в крымском Генконсульстве им откровенно торгуют. Только продают его с существенной переплатой. Заказав все необходимые мне документы по Интернету, я бы сэкономила как минимум четыре тысячи долларов. Не пришлось бы продавать ни золото, ни книги. Надеюсь, те, кто это читает, будут умнее меня, не совершат моих ошибок и смогут избежать лишних трат.

По материалам ИА «Русский Навигаторъ»