Руслан Бахтыев: «Каким бы детский дом не был хорошим, он никогда не заменит семью»

Вот уже 5 лет Руслан Бахтыев является куратором благотворительного фонда «Зоряна мрія», который помогает деятельности негосударственных детских домов. О миссии и деятельности фонда Бахтыев поделился с редакцией сайта МОО «Интернациональный союз».

— Руслан, расскажите, пожалуйста, как зародилась идея создания благотворительного фонда «Зоряна мрія»? Откуда такое название?

Много лет назад группа бизнесменов и педагогов приняла решение создать детский дом «Колиска дитячої надії», который расположен в Киево-Святошинском районе Киевской области. Это было в 1999 г. Это первый негосударственный детский дом в Украине и по своим показателям он является уникальным, потому что там 100% усыновления детей. Ни один ребенок из этого детского дома не выходит на улицу, без родителей.

В 2004 г. группа людей, создавшая детский дом и финансировавшая его, решила учредить фонд «Зоряна мрія».

Почему «Зоряна мрія»? Потому что все о чем мечтали эти энтузиасты – это найти ребенку своего родителя, это и есть звездная мечта. Наша мечта — чтобы фонд развивался, достиг серьезного уровня развития и доверия. Без доверия работать нельзя и фонд прилагает все усилия, чтобы люди, которые жертвуют средства на наши проекты, понимали, что эти деньги идут на детей.

А как известно в Украине около 100 тыс. детей-сирот, нуждающиеся в родительской опеки. В основном это социальные сироты — то есть дети, у которых есть родители страдающие алкоголизмом и прочими социальными недугами, и когда наступает критическая ситуация – государство вынуждено изымать этих детей из семьи. Но новая тенденция, которая получает в Украине все большую популярность – это работа с кризисной семьей, для того чтобы данная семья вернулась к нормальному образу жизни и тогда не придется детей разлучать с родителями.

— Фонд, как известно, помогает деятельности негосударственных детских домов. Расскажите, чем они отличаются от государственных, какие педагоги там работают, со сколькими из таких учреждений вы работаете?

Главное отличие заключается в том, что негосударственный детский дом «Колиска дитячої надії» существует исключительно за счет благотворительных средств. Бюджет «Колиски» довольно скромный, но эффективность использования средств на развитие и оздоровление детей гораздо выше нежели в государственном.

Эффективность проявляется еще и в том, что педагоги в этом учреждении прилагают все усилия, чтобы дети получали хорошее воспитание для гармоничного вхождения в будущую семью. С ребенком работают психолог, логопед, воспитатели и волонтеры.

Еще одно отличие негосударственного детского дома в том что каждый ребенок, который приходит в «Колиску дитячої надії», в итоге обретает родителей. Каким бы детский дом не был хорошим, он никогда не заменит семью. За два года состав детей в детском доме полностью обновляется.

Что касается количества негосударственных детских домов, то мы работаем с двумя. Это учебно-воспитательное учреждение «Детский дом «Колиска дитячої надії»», в селе Новоселки, Киево-Святошинского района и детский дом семейного типа семьи Батурских в г. Ирпене.

Мы также работаем по программе «Профессионал» с государственным детским домом «Чебурашка» в пгт Ракитное, Киевской области. Там дети уже постарше, они в большей степени нуждаются в поддержке более взрослых людей, в выборе профессии и социализации.

Руслан, как происходит усыновление детей из негосударственных детских домов? Родители знают о таких частных домах?

— Процессом усыновления детей из детских домов любой формы занимаются службы по делам детей. Они направляют кандидатов в усыновители, те приезжают в детские дома, смотрят на детей, устанавливают контакт с ребенком. Если контакт состоялся, если ребенок почувствовал, что эти люди подходят ему как родители, и родители начинают понимать что это их чадо, за которым они пришли, то наступает процесс оформления документов. Потом суд принимает решение об усыновлении, и ребенок уходит в новую семью.

— А дети ведь тоже имеют право выбора себе родителя?

— Конечно, выбор делают обе стороны. Бывает так, что ребенок не воспринимает тех или иных взрослых как потенциальных родителей и может отказаться от контакта с ними. По закону, мнение ребенка не учитывается до 3-4 лет, то есть в период, когда он еще не может самостоятельно принимать решения. А если ребенок старше, то даже во время суда его спрашивают: готов или он жить с новыми родителями в новой семье.

— Скажите, пожалуйста, как, к примеру, осиротевший ребенок попадает в негосударственный детский дом? Его туда направляет государство или вы берете детей из детских домов, что находятся под государственным управлением?

Служба по делам детей сама определяет, куда направить ребенка. Она принимает решение, какое из учреждений больше подходит ребенку. Сейчас в Украине идет такая тенденция – закрываются интернаты, создаются детские дома семейного типа, используются формы семейного воспитания детей либо начинают работать с кризисными семьями, где родители осознают пагубность своего положения.

Если родители страдают определенной проблемой – алкоголизмом, наркоманией, и т.д., то им пытаются помочь избавиться от этих зависимостей и недугов, помогают трудоустроиться. Все это делается для того, чтобы ребенка не извлекать из биологической семьи и я считаю это очень правильным подходом.

Были случаи, когда детей возвращали в их семьи, но только в том случае, когда родители поняли, что они должны вернуться к нормальному образу жизни, чтобы не остаться без собственных детей.

— Руслан, в 2011 г. газета«The Sunday Times«писала о насилии в детском доме в г. Торез Донецкой обл. Скажите, пожалуйста, насколько сегодня актуальны факты насилия в детских домах Украины?

У нас есть своя площадка работы. В детских домах, в которых мы бываем, таких фактов мы не наблюдали. Возможно такая ситуация существует. Время от времени мы слышим информацию в СМИ о недобросовестном отношении к детям-сиротам, но как известно, на страже защиты прав детей у нас стоит Юрий Павленко – Уполномоченный Президента Украины по правам ребенка. Но в нашей практике нам с эти сталкиваться не приходилось.

— Вот мы с вами говорим о негосударственных детских домах, а кто финансирует их? Насколько такой проект интересен благотворителям? Вы можете назвать имена этих людей или названия компаний?

На сегодняшний день у Фонда из-за кризисной ситуации произошел отток благотворителей. Часть людей прекратили свой бизнес, кто-то эмигрировал, у кого-то наступили такие моменты, что они не могут поддерживать нас.

Есть благотворители чьи имена указаны на сайте Фонда «Зоряна мрія», а есть люди которые просят не упоминать их публично.

Наш фонд входит в общественную организацию «Украинский форум благотворителей». В этой организации мы разработали принципы работы украинских благотворительных фондов. В этом году прошла конференция, проходившая под названием «Прозрачность, публичность, подотчетность».

Фонд должен быть прозрачным и открытым в своей деятельности, люди должны понимать, как происходит распределение финансовых средств, откуда они приходят и куда дальше идут. Второй момент – публичность. Благотворительный фонд не может быть непубличным, его деятельность должна быть у всех на виду.

Третий момент — это подотчетность. Фонд должен отчитываться в том, как тратятся средства благотворителей. Эти три принципа, по которым мы работаем.

Миссия нашего фонда – это преодоление социального сиротства и формирование культуры благотворительности в Украине. То есть с одной стороны мы помогаем детским домам, с другой мы взращиваем культуру благотворительности.

— Какими еще проектами занимается фонд «Зоряна мрія»?

— Это программа «Школа волонтеров». Мы создали школу волонтеров на базе Национального Авиационного университета (НАУ), стали собирать студентов, которых подготовили к волонтерской деятельности. Обучаем их волонтерской работе на протяжении нескольких месяцев, потом они получают практические навыки и начинают поддерживать фонд своей деятельностью.

— А почему волонтеров выбирали именно среди студентов НАУ. Или это был случайный выбор?

— Работа фонда, как и любой общественной организации, строится на личных отношениях. Допустим, если ты дружишь с кем-то, то возникают не только дружеские связи, но и совместные идеи.

В НАУ мы поддерживали хорошие отношения с заместителем начальника отдела гуманитарного развития и социальных коммуникаций Национального авиационного университета, Сергеем Луговиком. Со временем он нас познакомил с первым проректором НАУ и нынешним главой Соломинской районной городской администрации города Киева Луцким Максимом Георгиевичем. Мы предложили проект создания школы волонтеров в НАУ, он эту идею поддержал. Сегодня на базе университета мы проводим различные акции, благотворительные ярмарки, концерты и т.д. Это позволяет, находить средства для существования детских домов. Сейчас мы сотрудничаем с проректором НАУ по учебно-воспитательной работе Козачком Ярославом Викторовичем.

Особенно хочу отметить среди других проектов фонда «Зоряна мрія», разработанную пресс-секретарем фонда и координатором проектов Марией Комиссаровой программу «Профессионал», которая реализуется в государственном детском доме «Чебурашка». В основе этой программе лежит идея социализации детей и оказание помощи в выборе их будущей профессии.

Большинство детей, выпускающихся в «Чебурашке», едут учиться в Киев. У них, безусловно, есть страх перед большим городом. Для преодоления этого барьера дети посещают музеи, кинотеатры, для них проводятся экскурсии и многое другое, в том числе и познавательный обед в ресторане.

Главной целью программы «Профессионал» – это оказание помощи детям в выборе будущей профессии. Детей из этого детского дома мы привозили на различные предприятия, шоколадные фабрики, предприятия химической промышленности; банки и пр. там они знакомились с представителями различных профессий, узнавали о тех или иных специальностях.

Мы также реализуем проект «Избранные дети», который связан с именем Антона Морозова, талантливого юноши из Ялты. В 13 лет Антон из-за болезни перестал ходить, но он не сломался, и написал книгу «Избранные дети». Наш фонд принял решение опубликовать ее. Мы презентовали книгу в Ялте, совместно с городским советом в доме музе А.П. Чехова. Осенью мы планируем провести презентацию книги в Киеве.

Кстати, когда мы были в Ялте, то стали свидетелями того, как местные организации поддерживают людей, с ограниченными возможностями и сейчас наш фонд собирает средства на покупку автомобиля, который будет выполнять функцию инва-такси. Это социальное такси для людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата 1-2 группы.

— Руслан, в последнее время часто приходится слышать, что аферисты, пользуясь доверием людей, занимаются мошенничеством под предлогом благотворительности. Часто в социальных сетях всплывают призывы о помощи, но многие люди не могут проверить достоверность таких объявлений. Насколько такие факты распространены в нашем обществе?

— Есть формы проверки любого призыва на помощь. Да, действительно в социальных сетях такие призывы всплывают каждый день и речь идет о том, как друзья пытаются помочь своему другу, оказавшемуся в беде. Это частные инициативы. И если человек, решил помочь, то он либо доверяет этому сообщению, либо проверяет. В информации должны быть представлены копии документов, указанны номера телефонов и многое другое.

Ну а работа фонда проверяется очень легко. Первый вопрос который задается: какими проектами занимается фонд. Второй — можно ли поучаствовать в одном из проектов или посмотреть на объект, которому оказывается помощь.

Когда к нам приходят благотворители, мы их ведем на объекты, в частности — в детский дом «Колиска дитячої надії» и если наш гость желает посетить другие детские дома, то мы это делаем с удовольствием. Если человек хочет помочь дому престарелых, детскому дому или приюту для животных, то нужно, прежде всего, узнать, какая им конкретная помощь нужна. Не всегда стоит полагаться на свои представления в этом вопросе, Вы можете привезти то, в чем в данный момент нужды нет, но большая потребность может быть в чем-то совсем недорогом, но крайне необходимом. Советуйтесь перед поездками в социальные учреждениями с фондами, которые их курируют.

— А Вы не считаете, что некоторые люди используют благотворительность в своих корыстных целях, для собственной пиар-кампании?

Это очередной миф, с которым нужно серьезно бороться. Если человек выступает с благотворительной акцией, значит он готов сознательно продвигать культуру благотворительности и хорошо понимает проблемы нуждающихся в помощи. Чаще всего публичные благотворительные акции проводят те люди, которые уже занимались благотворительностью и они могут показать свой результат.

У нас были некоторые публичные благотворительные акции. В 2009 г. проходил парад кукол. Это был благотворительный аукцион. Тогда Маргарита Сичкарь, известный благотворитель и ресторатор, пригласила нас в проект. На данном мероприятии собирались деньги на нужды нашего фонда. Конечно, это можно расценить, как пиар одного человека, однако…

Для того чтобы сделать такую серьезную акцию как парад кукол, нужно очень серьезно потрудиться, вложить собственные средства, заплатить за работу кукольникам, взять в аренду зал, пригласить артистов, бизнесменов, которые будут покупать эти куклы. Обыватель думает, что это очередной пиар, а на самом деле это большой труд. Если изначально внимательно отнестись к информации, то увидишь главное – для чего собираются эти деньги, и на решение какой проблемы они пойдут.

Конечно, есть моменты, когда политики пользовались такой пиар-акцией, но поверьте, они не приносят никакого результата. Если благотворительные акции проходят системно, то через 2-3 года никто не обвинит человека в том, что он занимается пиаром. Фонды Рината Ахметова, Петра Порошенко, Виктора Пинчука системно работают и никто их уже не обвиняет в пиаре, потому что есть блестящие результаты их труда. И таких фондов в Украине достаточно много, посмотрите список членов Украинского форума благотворителей.

— Расскажите, пожалуйста, про команду фонда, тех людей, которые берутся за столь значимые и необходимые социальные проекты?

У нас молодая и энергичная команда. Пресс-секретарь Фонда «Зоряна мрія» Мария Комисарова. Она же и руководитель двух программ: «Школа волонтеров» и «Профессионал». Выпускница института журналистики Киевского национального университета имени Т.Шевченко. Мы с Марией 5 лет занимаемся развитием фонда. Она полностью отдается своей работе. Во многом успех фонда связан с эффективной работой Марии Комисаровой. Это сформировавшийся менеджер, чьи результаты работы были высоко оценены нашими коллегами из благотворительного сектора.

Александр Дейнеко – недавно в нашей команде. Сейчас он занимается контролем сбора благотворительных средств, заказом всевозможной продукции, ведет часть работы, которая связана с юридическими аспектами. И еще Саша очень отзывчивый человек, который разделяет интересы нашей команды.

Татьяна Подболячная — человек творческий. Она активно привлекает к благотворительным процессам своих друзей, она любит работать с детьми. Часто Таня свои выходные проводит в детском доме или в «Охмадете». Она разучивает с детьми песни, общается, либо ухаживает за ними. Недавно она принимала участие в конкурсе «Голос Країни», где ее поддерживали воспитанники детского дома. И еще онна написала гимн фонда и песню, которую посвятила нашему герою Антону Морозову.

Площадка Фонда «Зоряна мрія» – это площадка для развития талантов, способностей сотрудников. И у моих сотрудников практически нет выходных.

— Руслан, расскажите, пожалуйста, нам немного о себе: где Вы родились, как прошли Ваши детские и юношеские годы?

Я родился в Туркменистане. Мой отец был мастером в газовой службе, человек в большей степени молчаливый, который редко проявлял эмоции, но с годами я начал понимать, что эмоции, которые он не проявлял, были в его душе и своими поступками он демонстрировал свое отношение к людям, детям, семье. Его не стало несколько лет тому назад.

Мать моя живет со мной в Киеве, в прошлом она была акушеркой. У половины женщин, которые жили в нашем районе, она принимала роды.

Я учился в обычной школе города Иолотань, Марыйской области. Мне очень повезло в жизни с моими учителями. Многие шаги в моей жизни был предопределены ими. Мои школьные и университетские преподаватели все люди одного духа, которые, прежде всего, воспитывали и обучали нас. Я закончил Туркменский государственный университет,факультет русской филологии, после окончания которого работал там же на кафедре русской литературы 4 года.

В 1996 г. я переехал жить в Киев. Работал в бизнес — структурах, потом защитил кандидатскую диссертацию по политическим наукам. Работал в институте проблем семьи и молодежи при министерстве молодежи и спорта, в областной администрации. Однако мое место — это «Зоряна мрія», благотворительность.

— Если я не ошибаюсь, вы были в рядах Партии Зеленых Украины?

— Да, я состою в ней и сегодня. Я заместитель главы партии. Это старейшая партия в Украине, которая была создана еще до объявления независимости Украины.

Я ощущаю свою социальную потребность, в том, что хочу заниматься серьезными социальными проектами. Экологические проблемы, которые становятся угрозой жизни человека умалчивать нельзя, особенно на фоне варварского отношения к природе у нас в стране.

А благотворительность — это не менее значимая тема, чем экология другая, они обе направлены на благо человека, что позволяет мне профессионально реализовывать себя.

Я могу заниматься только теми идеями, в которых заложено гуманистическое начало, те идеи которые волнуют меня, и в необходимость которых я верю.

— Есть ли у вас семья? Расскажите про нее, пожалуйста.

Да у меня есть семья. Супруга моя Галина Сергеевна Бахтиева родом из Туркменистана, ее отец украинец, а мать татарка. Сейчас ее родители живут в России. Я с большим уважением отношусь к ее родителям.

Супруга — мой самый большой и близкий друг. Я счастливый человек, потому что за 22 года нашего брака я понимаю, что более верного, понимающего человека я бы не встретил. Это счастье, когда у тебя рядом есть такая жена.

У нас есть сын Эмиль, ему 22 года. Он студент, учится на журналиста.

— А в семье вашей поддерживаются национальные традиции?

Мои обе бабушки родом из татарской деревни на Поволжье. Они эмигрировали во время гражданской войны в Туркмению. Там выросли мои родители.

В нашей семье готовятся блюда из татарской кухни. Мы также сохранили свою веру.

— Руслан, а у куратора фонда «Зоряна мрія» есть своя «звездная мечта»?

— Да. Мое самое большое желание: чтобы у нашего фонда появился системный благотворитель, чтобы наш небольшой творческий коллектив смог претворять наши идеи в жизнь. Мы давно созрели для более серьезной масштабной деятельности. И если появится человек, которому эта тема будет интересна, мы готовы предложить целый перечень идей, которые принесут пользу обществу.

На сегодняшний день это моя самая главная мечта. Надеюсь, она будет Богу угодна, и воплотиться в жизнь.

— Спасибо за интервью!

— И вам спасибо!